İçeriğe geçmek için "Enter"a basın

Будущее (не)настоящее | Мнения | Известия


Роботы, следящие за зрителями, творчество нейросетей и цветы-голограммы… На первой международной биеннале «Искусство будущего» Мультимедиа Арт Музей Москвы (МАММ) собрал самые необычные, экстравагантные и экспериментальные произведения, большинство из которых — воплощенные в художественных образах футуристические прогнозы. Как выясняется, более жизненные из них куда менее интересны, чем максимально оторванные от реальности.

Различные формы технологического искусства сегодня наступают по всем фронтам. Эрмитаж проводит виртуальную выставку NFT-арта, Третьяковка открывает постоянное пространство для science art, в ГМИИ им. Пушкина главным проектом года оказывается ретроспектива видеоарта Билла Виолы… Причем всё это крупные государственные институции, априори более консервативные, чем какие-то частные галереи. Биеннале МАММ и вовсе поддержана Президентским фондом культурных инициатив, а председателем Попечительского совета указан первый замглавы администрации президента Сергей Кириенко.

Дело, конечно, не только в формальном поводе — наступающем Годе технологий, но и в том, что способность художников предсказывать, предощущать будущее, размышлять о том, куда идет человечество, сегодня особенно ценна. И это понимают все, включая государственных деятелей. Искусство оказывается зеркалом, в которое вглядывается человечество, пытаясь рассмотреть свои перспективы в столь тревожные времена.

Но вместе с тем, подобные проекты — еще и возможность отвлечься от наболевших проблем дня сегодняшнего. Показателен один из главных экспонатов биеннале: новое трехканальное видео AES+F «Турандот 2070». На огромных экранах демонстрируется футуристический город с дышащими, как живые существа, зданиями и летящим над ними огромным самолетом-драконом. Внутри монстра обнаженные мужчины подвергаются жутковатым манипуляциям, а после и вовсе лишаются голов. Снято это, однако, в фирменной глянцевитой эстетике AES+F, где постоянный слоумоушн и искусственность 3D-графики не позволяют воспринимать показанное всерьез, зато ласкают взор яркими цветами нарисованных декораций и модельной красотой актеров. Получается странный гибрид киберпанковских компьютерных игр и съемок для гламурных женских журналов.

Участники AES+F рассказывали «Известиям», что демонстрация «Турандот 2070» будет привязана к лунному циклу, а весь алгоритм предполагается «зашить» в смарт-контракт NFT. Получилось ли это реализовать — по экспозиции МАММ непонятно. Видео показывается, как и прежние работы AES+F, обычными нон-стоп-сеансами. Но такая ситуация по-своему символична: не все футуристические идеи можно воплотить в жизнь.

Впрочем, на выставке немало работ, поражающих именно технической составляющей. Так, инсталляция Екатерины Попович «Если долго смотреть в бездну, бездна начинает всматриваться в тебя» включает роботизированные объекты, напоминающие машины-стражи из «Матрицы». Подойдя ближе, зритель обнаруживает, что они следят за ним, поворачивая камеры-глаза. На интерактивности основана и работа «Метаморф» Анастасии Королевой: если поднести руки к двум антеннам, формирующим электромагнитное поле, загадочная черная субстанция внутри стеклянного куба начнет «оживать» и модифицироваться.

«Искусство будущего», конечно, проект-аттракцион. Можно ли, например, не увлечься созерцанием голограмм в стеклянных постаментах-«цветах» (проект Донасьена Обера «Кибернетика, биосфера и город»)? Или не испытать детское любопытство, попав в темную комнату и поняв, что светящиеся линии вокруг соответствуют звукам, а ты со всем этим взаимодействуешь (инсталляция «Оптическое слышание» Марии Молоковой)?

Но не менее интересны и вполне традиционные работы — например, огромный графический цикл Павла Пепперштейна «Победа над будущим», экспонировавшийся еще в 2009 году на Венецианской биеннале (директор-основатель МАММ Ольга Свиблова тогда как раз была комиссаром российского павильона). Супрематические фигуры — прозрачный оммаж футуризму 1910-х — здесь оказываются в самых фантасмагорических декорациях и мизансценах. Нет сомнений, что это не серьезное размышление о грядущем, а фантазии сказочника. В том-то и их притягательность.

Оказаться в мире, который создают Пепперштейн, AES+F и другие «мюнхгаузены» наших дней, хочется больше, чем в том вполне возможном недалеком будущем, которое проявляется в произведениях социально-ориентированных авторов. Аристарх Чернышев предлагает направить смартфон на тондо с QR-кодом — и из открывшегося Instagram-окна на зрителя летят горы мусора. Точный образ. Но это ведь уже настоящее: и вездесущий хлам, в том числе цифровой, и QR-коды, и Instagram. А Павел Чекулаев в видео «Новости» вмонтировал в реальные телесюжеты о происшествиях кадры из компьютерных игр. Получилось, опять-таки, высказывание не о «прекрасном далеком», а о неприглядном и, увы, весьма близком. Фейк-ньюс как они есть.

Выставка-предупреждение? Конечно. Выставка-иллюзия? Тоже верно. Какой месседж в этой полифонии смыслов услышать в первую очередь — решать зрителю. Споры о том, должно ли искусство отражать существующую реальность или формировать свою, утешать или будоражить, шли в прошлом и, несомненно, будут идти в будущем, каким его не воображай. Но несомненно одно: искусство, даже сколь угодно критическое, укрепляет веру в человечество. И биеннале МАММ это лишний раз подтверждает. В конце концов, когда видишь, какие технологические высоты покорены за сравнительно короткий промежуток времени и с какой фантазией художники используют эти достижения, начинаешь верить, что и глобальные проблемы наших дней разрешимы.

Автор — кандидат искусствоведения, обозреватель «Известий»

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора


Circassia News

İlk yorum yapan siz olun

Bir cevap yazın

E-posta hesabınız yayımlanmayacak.